Piper Bernadotte
Britanica Cowboy, очень не любит людей, носит клеймо кавая и регулярно поминает старое. ;Ъ
02.02.2009 в 15:26
Пишет Walter C.Dollneaz:

Познавая любовь by Последняя_Из_Династии
Фэндом: Hellsing
Название: Познавая любовь
Автор: Последняя_Из_Династии www.liveinternet.ru/users/2542499/
Пейринг: Тёмный Уолтер \ Интегра
Жанр: AU
Рейтинг: PG-13 \ R
Отказ: никто не претендует
Комментарии: Ой-ой,люди добрые...Не сжигайте на костре,як ведьму...Не виновата я, что фантазия моя убойнее,чем что-либо в этом мире!!! Итак, узрите (и ужаснитесь,гы)!!!
Статус: закончен
Выложен: Пятница, 30 Января 2009 г. 11:26
Ссылка: www.liveinternet.ru/users/2542499/post95076384/


Англия, Лондон, небольшое кафе

В маленькую кафешку на углу вошла девушка. Высокая, стройная, очень выделяющаяся из общей многоликой толпы своей смуглой кожей, пронзительными голубыми глазами и снежно-серебристыми волосами. Кто-то из парней в кафе восторженно присвистнул, за что тутже получил подзатыльник от своей подружки.
Интеграл ван Хеллсинг властно огляделась, взглядом остановила спешившего к ней официанта и красивой походкой подошла к столику в уголке, за которым уже сидел, потягивая коктейль, высокий мужчина в чёрном костюме.
Всё это время, пока Хеллсинг выискивала его в забитой до предела кафешке, Уолтер не сводил с неё алчного взгляда мутно-красных глаз. Коктейль с её приходом внезапно обрёл божественный вкус, а затхлый воздух помещения сменился будто весенним бризом. С её приходом изменилось всё.
Интеграл Хеллсинг замерла около его столика, скрестив руки на груди.
- Ну?.. – мрачно поинтересовалась она у фрика, бывшего некогда её дворецким.
Уолтер сделал приглашающий жест. Интеграл, презренно усмехнувшись, села на предложенный стул…и тутже ощутила, как её ноги охватила стальная леска.
- Какого?.. – грозно начала было глава организации «Хеллсинг», но Уолтер только взмахнул ладонью. Щелчком подозвал официанта, что-то шепнул ему на ухо и отослал. Через секунду тот вернулся с высоким фужером какого-то коктейля.
- Выпейте, миледи, - вежливо предложил фрик своей бывшей госпоже. – Я угощаю.
Хеллсинг даже не пошевелилась, не сводя с мужчины надменного и при этом слегка настороженного взгляда.
- Это кофейный коктейль, миледи, - протянул Уолтер и отсалютовал «Железной Леди» своим бокалом. – Прекрасная вещь, поверьте мне. Прошу, попробуйте!
Интеграл снова не пошевелилась. Уолтер почувствовал, как натянулась леска, сковывавшая её стройные ноги.
«А ты упрямая, моя белокурая леди…»
- Прошу вас, миледи, не стоит делать глупостей, - устало попросил он, будто невзначай проводя пальцем по своему фужеру: ноги Интеграл снова стянуло вместе, сковало ледяной нитью, врезавшейся в кожу. – Я не хочу причинять вам вреда…
- По крайней мере, пока, - насмешливо закончила за него Интеграл и всё-таки соизволила взять свой коктейль в руки.
- Вы не поняли. Я НЕ ХОЧУ причинять вам вреда, - с расстановкой повторил сотрудник «Миленниума». – Ни сейчас, ни после.
Интеграл мрачно замолкла. Так прошло несколько минут: полная тишина и нешуточное противостояние взглядов. Наконец, красные глаза моргнули и, будто стыдясь, отвели взгляд в сторону. Небесно-голубые глаза сощурились, празднуя первую и, дай Бог, не последнюю победу над фриком.
- Ну?.. – нетерпеливо повторила Хеллсинг.
- Разве вы не хотите просто посидеть и помолчать, миледи? – устало поинтересовался проигравший схватку взглядов фрик. – Лично мне бы этого очень хо…
- Мне – нет! – отрезала Интеграл. – Зачем ты назначил мне встречу?! Чтобы просто сидеть и молчать?!?
- Не только. Заодно я хочу поговорить с тобой о былом, - Уолтер охотно перешел с леди на «ты».
Хеллсинг начала опасно краснеть.
- Ты… Будто ты не помнишь о том, как растил меня, да? Тебе просто хочется надо мной поиздеваться! Так и скажи, нечего лукавить!! – Интеграл попыталась встать, но леска больно впилась в тело, и она с тихим угрожающим шипением села обратно.
- Больно? – внезапно с беспокойством спросил Уолтер, резко напомнив девушке её старого дворецкого. – Не надо делать резких движений, пожалуйста, миледи!..
- Какой ты заботливый, - насмешливо протянула Интеграл, проигнорировав ало сверкнувшие при этих словах глаза Тёмного Уолтера. – Итак, о чем же ты хочешь поговорить?
- Ты познала любовь? Платоническую, хотя бы?
Подобный вопрос немного смутил девушку. Она внимательно посмотрела на своего бывшего дворецкого, надеясь выявить в его поведение что-либо, указывающее на шутку или насмешку. Однако молодое лицо бывшего некогда абсолютным стариком Шикигами оставалось серьёзным. Девушка, застигнутая врасплох, пожала плечами, скривившись.
- Нет. С какой стати ты спрашиваешь?
Уолтер промолчал, продолжая буравить бывшую госпожу странным взглядом нечеловеческих красных глаз. Интеграл украдкой передернула плечами.
- Я тоже…не знал, - внезапно со вздохом произнес Уолтер. – До того момента, как совсем недавно в мою голову не ломанулся поток неких воспоминаний…
Интеграл мгновенно напряглась. Стальные нити, обивающие её ноги, снова впились в кожу.
- Я служил у одного знатного человека, миледи, - глаза Уолтера потемнели: он окунался в прошлое, которое, благодаря «Миленниуму», отчаянно возненавидел. – Очень знатного человека. Он обладал всем, чем только можно обладать – деньгами, славой, смертью… Я служил ему всю свою жизнь, верой и правдой… А, спустя много лет, этот человек умер. И оставил во главе всего свою тринадцатилетнюю дочь.
Интеграл прошиб ледяной пот. Раскрывшимися от ужаса глазами она смотрела на фрика, который растил её, учил её, заботился о ней и защищал её – когда ещё был человеком.
- Я оберегал её так, как никого иного, - продолжал тем временем Уолтер, вперив ненавидящий взгляд, который (возможно ли?..) начал медленно теплеть, в свой фужер. – Я был готов умереть за неё - и за её идеалы. С годами моя привязанность к ней росла и росла, я впадал в неукротимую зависимость от её присутствия... Но, сколько бы я не пытался убедить себя, что это просто отцовские чувства – у меня не получалось. Вопреки всем инстинктам, я молчал, успешно заменяя нежность во взгляде на преданность, наблюдая, как она растёт и зреет… Превращается в не знающую жалости богиню возмездия, несущую гибель всем немертвым этого мира, прекрасную, победоносную, сильную… А потом, - Тёмный Уолтер поднял глаза на свою собеседницу и улыбнулся. – Потом я умер.
Интеграл постаралась отодвинуться от стола, не замечая щемящей боли в обвитых лесками ногах. Ей не нравился этот маниакальный взгляд, эта безумная улыбка. Уолтер, которого она знала, представал перед ней в абсолютно другом свете. Не как отец, как она раньше думала…
- Я умер. Умер – чтобы возродиться, потеряв всё человеческое, - уныло повторил Шикигами, помешивая трубочкой коктейль. – И не жалею об этом. Потому что я обрёл то, что разделяло меня и её все эти годы. Я обрёл молодость… - он отпил, не сводя взгляда с леди Хеллсинг. – Меж нами теперь нет никаких преград… Кроме некоего Алукарда и некой организации «Хеллсинг». Но это разрешимая проблема, Интеграл. Подумай о том, что я сказал.
Интеграл медленно поднялась; лески больно вонзились в её ноги, но тутже опали, освобождая девушку от смертельных тисков. Шатаясь, глава «Хеллсинга» начала продвигаться к выходу, попутно стараясь переварить услышанное. Кто-то взволнованно подскочил к ней, но девушка уже взяла себя в руки и властно отстранила парня. У самого выхода она обернулась, безошибочно отыскала глазами Уолтера и, не найдя за пустым столом никого, вышла из душного помещения на улицу.



Англия, Лондон, организация «Хеллсинг», два дня спустя

«Их много, Хозяйка. Очень много…»
- Ты сомневаешься в своих силах, Алукард? Вот уж не знала, - насмешливо протянула Интеграл, глядя на луну из окна. Где-то недалеко бился с ордами миленниумских фриков её лучший боец. Алукард сражался один, приказав Серас остаться для охраны его Хозяйки, и полицейская сейчас молча стояла у двери кабинета леди Хеллсинг.
«Обижаете, Хозяйка…»
- Хорошо. Выслать тебе пару отрядов? – Интеграл устало закрыла глаза; перед мысленным взором снова, в который раз за эти двое суток, встало полубезумное лицо Тёмного Уолтера. Алукард молчал.
- Алукард?..
Тишина. Интеграл медленно приподнялась в кресле, бросила взволнованный взгляд на дверь. Нехорошее чувство кольнуло сердце.
- Серас!
За дверью промолчали. Обычно Виктория влетала в её кабинет, едва услышав зов своей начальницы. А здесь…
Решение, как и ответ, пришли за долю секунды. Глухо выругавшись, Интеграл с максимальной скоростью протянула руку к своему пистолету, лежащему тут же, на столе, рядом со стопкой отчетов. Однако стоило её пальцам коснуться холодной поверхности оружие, как то с чуть слышным звоном распалось на куски. Леди Хеллсинг вздрогнула всем телом, запоздало поднялась, но тут же упала обратно в кресло, связанная по рукам и ногам тонкими серебристыми лесками. На шее ощутимо холодила кожу такая же нить, как и на руках, талии и ногах. Интеграл замерла, боясь пошевелиться.
- Ты… - хрипло прошипела она, скосив глаза в сторону.
- Я.
Тёмный Уолтер медленно вышел из темноты кабинета. Его пальцы были чуть согнуты, руки - раздвинуты в стороны: между ними переливались в лунном свете тонкие лески, обвивающие главу «Хеллсинга». Светящиеся во тьме алые глаза смотрели с иронией и непонятной алчностью.
- Расслабьтесь, миледи, - нежно протянул Уолтер, приближаясь к своей бывшей госпоже на максимально близкое расстояние. Протянув руку, он бережно убрал светлый локон за ухо девушки, проигнорировав ненавидящий взгляд.
- Расслабиться?! Чтобы умереть с удовольствием, что ли?!? – взбешенно поинтересовалась Интеграл, сверкнув глазами. По телу Уолтера пробежала непонятная волна.
- Нет. Чтобы получить удовольствие, умирать вам не надо, - просто произнес он и, медленно приблизив своё бледное лицо к лицу Интеграл, провел языком по её губам. Затем, усмехнувшись в ответ на взбешенный взгляд своей избранницы, с силой разомкнул её губы и страстно поцеловал.
За эти два дня он истомился ожиданием её ответа. Каждый день он спрашивал у «своих», звонил ли ему кто-нибудь. И каждый день получал отрицательный ответ. Бешенство, злоба и ненависть росли в нём параллельно с желанием, любовью и предвкушением. Когда Майор объявил персоналу о надвигающемся очередном налёте на особняк Хеллсинг, Уолтер узрел в этом знак судьбы. И был готов ко всему.
Даже к тому, что Интеграл, не терпящая грубости по отношению к ней, укусит его в самый «ответственный» момент.
Уолтер отдёрнул голову, задумчиво пожевал губами, ощущая, как регенерирует покалеченный язык. Его бывшая госпожа не умела проигрывать – этому её научил Алукард. Но, даже проиграв, она была прекрасна в своём гневе и бессильной ярости. Так прекрасна, что злоба мгновенно сменилась восхищением.
- Давай попробуем ещё раз, хорошо? – ласково поинтересовался Уолтер и вновь прильнул к губам Интеграл; но, на этот раз, его ждало жестокое разочарование – девушка не разомкнула своих зубок, отказавшись впустить наглый язык своего истязателя в рот.
- Неужели тебе не понравилось? – с притворным удивлением спросил Тёмный Уолтер.
Интеграл промолчала. Что ж, здесь требовались рациональные меры.
- Хорошо. Не хочешь по-хорошему – будем по-плохому.
Он слегка повёл руками в сторону, освобождая Интеграл одну руку – и при этом натягивая леску на её шее. Девушка зашипела от боли, пальцы на освобожденной руке сжались в кулак.
- Расстегни блузку, - попросил Уолтер.
В голубых глазах девушки появилась откровенная ненависть. Уолтер почувствовал, как в низу живота разливается жаркая волна.
- Расстегни, - повторил он, усиливая давление лески на её шее.
Интеграл дрожащей рукой начала рвать пуговицы на своей кофте, но Тёмный Уолтер добивался отнюдь не этого. Зайдя за спину своей пленнице, он дёрнул пальцами, принуждая её остановиться.
- Ну что за спешка?.. Медленнее, - приказал он, вновь расслабляя стальные нити.
Скрипнув зубами, леди Хеллсинг медленно начала расстёгивать пуговицы, оголяя шею и грудь. Глаза были ненавидяще устремлены в темноту комнаты, губы соединились в сплошную тонкую линию. Она явственно давала понять своему истязателю, что от неё он получит только тело – и всё.
Сначала Уолтер полагал, что ему это и нужно – её тело, юное, пышущее жизнью и силой, нежное и податливое. Однако теперь он отчетливо понял, что хочет большего.
- Нет. Ты всё делаешь не так, - одернул он девушку и, намотав лески на одну руку, другой сам начал оголять Интеграл.
Сначала она молча смотрела перед собой, делая вид, что пальцы фрика скользят вовсе не по её телу. Затем чуть вздрогнула, когда к прикосновениям прибавилось горячее дыхание на шее. Потом мелко задрожала, ощутив сухие губы на плечах.
- Хватит! – внезапно вскрикнула девушка, делая рывок вперёд. Уолтер испуганно отпустил свои смертоносные нити…
…Но недостаточно быстро.
Мелкие капли крови окропили стол и блузку, впитавшись в лёгкую ткань в мгновение ока. Интеграл судорожно зажимала рукой рассеченное плечо. Это было единственным серьёзным ранением, которое нанесли нити Тёмного Уолтера. От остальных остались лишь тонкие кровоточащие царапины на коже.
Уолтер с силой развернул девушку к себе лицом, опытным взглядом окинул исходящее кровью плечо. Оценив нанесённый ущерб, властно усадил Интеграл на кресло, пошарил в столе и извлёк небольшой флакончик со спиртом. Плеснув жидкости себе на ладонь, он начал осторожно втирать спирт в рану.
- Я же говорил… что не хочу… причинять тебе вред! – взбешенно прохрипел он, абсолютно не обращая внимания на тяжело вздымающуюся грудь девушки, видную в распахнутую блузку.
- Говорил… и что с того? – она ещё пыталась дерзить, щуря один глаз от жгучей боли в плече. Уолтер искренне восхитился силой духа своей бывшей госпожи.
- Если не хочу – значит, не хочу! Ты чем слушала?!
- Так на кой пришел, в таком случае?
Уолтер застыл и посмотрел на неё. Интеграл казалась в лунном свете ещё более прекрасной, чем днём. Её не портили даже свежие царапины, тянущиеся в тех местах, где он набросил лески.
- Ты не ответила…на моё предложение.
Интеграл замерла, подняла на него глаза. Перед ней стоял высокий молодой мужчина с красными глазами, пышущий жизнью и полный сил. Мужчина, который привык брать то, то ему нравилось.
- Ты не Уолтер… - прошептала леди Хеллсинг. - Уолтер бы никогда не сказал такого… Не предложил мне ЭТОГО!
Глаза Тёмного Уолтера сверкнули. Интеграл будто снова ощутила холод лески на своей шее.
- Уолтер – не сказал бы. И не предложил бы, в этом ты права. Уолтер умел смириться с судьбой и терпеть её лишения, - фрик странно усмехнулся. – Но я – не Уолтер. Я – Шикигами, Бог Смерти. И, как Шикигами, привык брать от жизни… Гм, от не-жизни, всё что мне нравится, - бывший дворецкий Хеллсингов наклонился к своей бывшей госпоже, заглядывая дурманящее алыми глазами в её испуганно-гневные голубые глаза. – Включая и тебя, моя белокурая леди...
- Да как ты смеешь?.. – горько усмехнулась Интеграл: в мелодичном голосе появилась сталь, заставившая Шикигами дернуться.
«Прекрасна в гневе. Как, впрочем, и всегда…»
Подучить просто тело… Он мечтал об этом. В самых своих диких фантазиях, которые овладевали его разумом в ночной мгле. Нежное, упругое молодое тело, которое будет изгибаться под его пальцами, - вот все, чего совсем недавно хотелось Уолтеру Кум. Дорнесу, ныне Шикигами. А теперь…
Коснуться самых потаенных глубин её души, окунуться в сладость её мыслей, ощутить, что на его поцелуи и ласки отвечают. Неужели так много?..
Уолтер снова наклонился к её лицу. Хеллсинг поверить не могла, что эти красные глаза могут быть настолько нежными. По телу разлилась невероятная легкость.
- Ну?.. – негромко произнес Тёмный Уолтер, склоняя голову набок. – Попробуем ещё раз?..
И он снова коснулся губами её губ. Легко, поверхностно, ненастойчиво и даже, кажется, пугливо. Такие поцелуи не вызывают ответа, они мимолётны и чисто официальны. Они не порождают чувств.
Но Интеграл ответила. Нерешительно, опасливо – но ответила.
Глаза Тёмного Уолтера широко распахнулись. Встретились взглядом с голубыми глазами леди Хеллсинг. Чуть прикрылись, читая в них неясную гамму чувств и вопросов…

…После чего и Интеграл, и Тёмный Уолтер провалились в темноту ночи, полную любви и ненависти, боли и наслаждения, страсти и нежности…



Англия, Лондон, Организация «Хеллсинг», следующее утро

- Хозяйка?
- Ну?
- Полицейская сказала, что вчера на неё напали и вырубили. Кто приходил, Хозяйка? – Алукард сверкнул алыми глазами. Он никак не мог понять, что же изменилось за эту ночь в его Хозяйке, которую он растил вместе с Уолтером десять лет.
Интеграл прохладно посмотрела на своего подопечного, задумчиво жуя сигареллу. В голубых глазах нельзя было ничего прочитать.
- Уолтер, - наконец ответила она, вновь отворачиваясь к окну.
- Ч-что?! Что он сделал?!?
- А не видно? – Интеграл кивнула на своё перебинтованное плечо, попутно продемонстрировав тонкие царапины на шее, руках и ногах. Алукард взбешенно зашипел.
- Я уничтожу его!..
- Не стоит.
- Э?..
Интеграл снова посмотрела на вампира, на сей раз – более внимательно.
- Он не смог убить меня. В «Миленниуме» ему и так за это всыплют, - холодно произнесла она в ответ на молчаливый вопрос в глазах Алукарда. – Так что расслабься.
- Но…
Леди Хеллсинг, незаметно поморщившись, отвернулась от своего подопечного, потирая шею на том месте, где алела тонкая отметина, вспоминая события этой ночи…

…Он пасмурно смотрел на алеющее небо, слыша, как кричат последние из отряда, посланного навстречу Алукарду, и застёгивая жилет. Интеграл курила сигареллу. Уолтер повернулся к ней.
- Он убил их всех и сейчас вернётся, - задумчиво протянул он. – Почувствует ли Алукард, что ты стала иной?
- Даже если и почувствует, то это значения не имеет, - отмахнулась та. – Не его заслуга.
Тёмный Уолтер нерешительно улыбнулся: тепло и нежно - впервые за многие годы.
- В твоих устах это звучит как оскорбление…
- Тебе так кажется? – Хеллсинг кинула на него и вправду изменившийся взгляд. – Я познала любовь, разве нет? И не только платоническую.
- Но от того ли, от кого хотела?
- Подойди.
Уолтер приблизился и ощутил удар изящной ладони на своей щеке. Голова рефлекторно дернулась в сторону, красные глаза выразили смесь удивления, обиды и досады.
- За то, что усомнился.
- Я понял, миледи…



На волне перекопировывания днева всплывают \или не тонут?..\ закрома... :lol:

@настроение: неделя в минус
@сериальчеги:

@темы: фанфики, ссылки, ПЧ, ©пизжено, like, Walter C.Dollneaz, Integral Hellsing, Hellsing